Anna_Dreamer
Today is only yesterday's tomorrow
«В марте 1866 года, с нетерпением стремясь вновь обрести здесь мирное существование, писатель перебирается в Кротуа и решает поселиться там надолго…
Спокойная жизнь даёт ему возможность работать, как и сколько он хочет. Главное развлечение его — прогулки в порт и беседы с рыбаками. Вскоре ему удастся приобрести одно из судёнышек. Жюль с величайшим удовольствием решает перестроить на нём все, как нужно. Это судёнышко, названное «Сен-Мишель», станет великой радостью его жизни».

Жан-Жюль Верн, «Жюль Верн»


«Жюль Верн проводил на её [яхты] борту много времени, вполне довольствуясь обществом двух бретонских матросов, пенсионеров французского военного флота, Александра Дюлонга и Альбреда Берло».

Е.П. Брандис, «Жюль Верн. Жизнь и творчество», 1963 г.


Браво, Говорухин! Воистину: я сомневаюсь, что в написании сценария участвовали материалы, принесённые в советскую жюльвернистику Жаном Жюль-Верном, - но в Евгении Павловиче, который так доверял Жану и так много из него вынес, режиссёр покопался основательно. Диалог Онорины и Жюля, спустившихся в тесную каютку баркаса, практически полностью повторяет скупой абзац о Кротуа в жизни Верна. И по этому монументальному канонному подтексту шаловливо бегает сухопутный Анри, призванный изображать всех несчастных прототипов, которым вовсе не хочется иметь периодически погибающих alter ego.
Итак, Жюль, Онорина и злосчастный Анри появляются в порту.



На этом развороченном судне почему-то написано: «Сен-Назер». Неизвестно, имел ли в виду Говорухин, что переносит историю с «Сен-Мишелем» под Нант, - или это просто поклон родине писателя, а также намёк на первое путешествие Верна на новом-старом баркасе (он отвёз Поля в родной город).
Может, товарищи просто не нашли, как по-французски пишется «Кротуа»?)) Шютка.

Итак, перед нами Онорина в новом туалете: клетчатое дневное платье, серо-голубая шляпка а-ля цилиндр, украшенная пером, перчатки, сумочка, сапожки (как мы увидим позже, всё те же самые).



Жюль всю сцену галантно подаёт руку супруге, помогая ей преодолевать разные нелицеприятные препятствия. А мы между тем, пользуясь услужливостью Онорины, аккуратно приподнимающей юбку, без стеснения рассматриваем, что там под ней скрывается.



И - снова ура, мы имеем дело с приличной женщиной, Онорина носит кринолин. Отлично видно, где он заканчивается и начинает просвечивать ткань. Не исключено, что кринолин украшен оборками, которые призваны имитировать нижнюю юбку, - по крайней мере, мне так кажется.
Ещё меня подмывает сказать, что у Онорины расстегнулись пуговицы на сапоге. Но как следует рассмотреть и удостовериться в этом невозможно.

Несколько кадров - и нам становится ясно, зачем муж притащил домоседку Онорину и несчастного слугу в это труднопроходимое место: здесь стоит средоточие его мечтаний. Жюль, выведя Онорину на твёрдую поверхность, уже не видит никого и ничего: он устремляется к маленькому потрёпанному судёнышку, на носу которого полощется французский флаг. Онорина тоже подходит поглазеть, и мы имеем возможность посмотреть на её платье со спины.



Красивые кадры: Онорина поднимается на борт, здесь безукоризненно-скромно пряча свою обувь под подолом, - и Жюль проводит её мимо французского влага. Оба изумительно хороши.





Итак, разглядев платье Онорины со всех сторон, попытаемся поговорить о нём. Как нам уже случилось указать в эпиграфе, покупка «Сен-Мишеля» относится к марту 1866 года, когда Верн завершает работу над «Детьми» и уже хватается за хвост нового замысла, лелея мечту о путешествии под водой. Хронология «Поисков», конечно, довольно условна, тем более - эта надпись «Сен-Назер», которая не даёт мне покоя; и тем не менее нам следует знать, что с грозового вечера в парижской квартирке прошло около шести лет.
Между тем, перед нами образчик всё той же смутной вселенной, где костюмы существуют в эклектичном смешении традиций пятидесятых и шестидесятых, а порой даже сороковых годов. То же положение мы встречам здесь.
Можно заметить, что юбка Онорины, несмотря на то что состоит из очевидно разделённых, двух разных частей, всё-таки сплошная. Создать иллюзию оборки художник по костюмам стремился, вероятно, для того чтобы отдать дань уважения моде пятидесятых. Да и лиф у платья такой, что не отойти от современности невозможно.





Онорина всё время складывает руки у талии: трудно поймать кадр, где лиф был бы виден как следует.

Мне так и не удалось выяснить, носит ли подобный фасон какое-то особенное название; один американский источник указывает на него просто описательно: «sloping vertical pleats that narrow the look of the waist» («пересекающиеся вертикальные складки, которые визуально сужают талию»).


Detail of a bodice, 1850’s.


Day dress ca. 1855 From the Musee Galliera.


1860 American or French dress. Silk plaid taffeta, silk velvet ribbon, metal hook and eye closure, glazed cotton lining, and cotton banding.

Вообще эта прелестная тенденция наметилась ещё в сороковые: вот вам она на знаменитом портрете Натальи Гончаровой-Пушкиной:

В.Гау. Н.Н.Пушкина. 1842 г.

UPD: за выяснением, как следует называть этот декоративный элемент, прошу сюда.

Платье Онорины, видимо, всё же в шотландскую клетку: она вошла в моду благодаря не только Вальтеру Скотту, но и самим Виктории и Альберту, которых многое связывало с шотландской королевской резиденцией Балморал.



Итак, мы немного отвлеклись от прямой последовательности кадров, ибо этого потребовало описание платья; Жюль с Онориной поднялись на борт, Анри остался на берегу. Жюль осматривает судно, Онорина вскарабкалась на капитанский мостик и крутит штурвал. Молоденькая, радостная!.. Я же говорила, что это немного Онорина Борисова.





О лифе мы можем добавить, что он на пуговицах, но вряд ли они рабочие: судя по всему, платье застёгивается позади. И обратим внимание на воротничок. Подобные маленькие прелести были съёмными: их стирали, гладили и крахмалили отдельно. Мужчины - когда как: у них могли быть сорочки и с пришитыми, и со съёмными воротничками. Но уж у женщин - только съёмные, поскольку нижнее бельё устроено совсем иначе.


Collar 1860 American Linen.


Collar ca. 1850 American Linen.

Галстук - чёрный, тонкий, завязанный на бант, - который Онорина носит в этой сцене, отсылает нас к мужским тенденциям в женской моде. И галстуки бабочкой, и шляпы-цилиндры женщины надевали, когда облачались в костюм для верховой езды - «амазонку». Иногда встречались и прогулочные варианты.


1863 riding habit. Обратите внимание на перчатки удлинённого фасона, как у Онорины. Тут и подрукавники - и ничего, носят.


UNUSUAL HAT 1860s Здесь цилиндр соломенный.


Воротничок 1866.


Август 1863, фрагмент.

Теперь мужские цилиндры носят только стимпанкерши.

Что же, нам осталось немного добавить о шляпке - вернее, показать её крупные планы:






Вот в такую любящую море Онорину я могу поверить. Что до причёски: очевидно, что это просто завитые распущенные волосы. Правильно, нечего заморачиваться, когда идёшь в порт. Только накидку всё-таки надо: холодно ведь, да и ранняя весна вообще-то!

Не удержимся от этого кадра, снова нарушив хронологию:



Здесь видно тулью, а также то, что воротничок не имитирует белое бельё: он такого же серого цвета, как декоративные складки.



И о ещё одном аксессуаре, который у Онорины, к сожалению, отсутствует. Речь идёт о лёгких подрукавничках, которые надевались под широкие рукава фасона «пагода». То есть, точно такие же, как у Онорины. Женщины «Поисков» вообще систематически игнорят подрукавники, и я не вполне понимаю, почему к ним такая несправедливость.))


Various sleeve treatments, plus a corset. Godeys Ladys Book, June 1862.


Lace 19th century French (probably) cotton.

Пользуясь удобным случаем, упомянем перчатки: как всегда, только показав вам немного реальных их вариантов.


Gloves ca. 1867 French leather.


Women's gloves, ca. 1837, French. Kid leather embroidered with silk and gold metallic yarns Boston.

Особого упоминания стоит сумочка; общим планом её можно разглядеть, когда Онорина идёт к будущему «Сен-Мишелю», крупный, хоть и не вполне чёткий, вот здесь:



Сумочка представляет собой модный на протяжении всего столетия мешочек, вышитый и декорированный бисером, затягивающийся ленточками или шнурочками и носимый на запястье. Там могла находиться книжечка для записи порядка танцев, рукоделие, деньги и прочие мелкие предметы.


Pouch 1830-60 American Glass, linen, silk.


Pouch 1840-60 American Glass, linen, silk, leather.


Pouch 1840-60 American Glass, linen, silk.


Pouch 1840-60 American Glass, linen, silk, с розами.


Pouch 1840-60 American glass, metal, leather, linen, silk.

Сумочки-мешочки очень популярны среди героинь «Поисков»: их постоянно можно заметить в кадре.

И последнее, о чём мы хотели бы поговорить сегодня: наконец у нас есть возможность получить крупное и чёткое изображение сапожек Онорины.





Такое впечатление, что Онорина надела сапожки на чёрные капроновые колготки.)) Итак, мы оказались правы: имитация белого чулка, чёрная колодка. У меня в папках давно лежат вот эти сапоги: а я никак не могу найти их датировку. Но очень похожи!



Знаете, вполне возможно, что художнику по костюмам удалось разыскать оригинальные чёрно-белые сапожки начала XX века: тогда они были популярны. Если так, ещё раз крикнем «ура!» Татьяне Крапивной, Ани Ласковой и Галине Уваровой!

@темы: цилиндр Барбикена и широченные брюки, портреты и живопись, книги, женщины «Поисков»