Anna_Dreamer
Today is only yesterday's tomorrow
Час от часу дорога становилась всё труднее. Песчаные равнины были покрыты колючей травой «спинифекс», называемой в Мельбурне «дикобраз». Трава эта рвала в клочья одежду и до крови царапала ноги. Тем не менее мужественные женщины, не жалуясь, храбро шли вперед, подавая пример своим спутникам, подбодряя та одного, то другого словом или взглядом.

Жюль Верн, «Дети капитана Гранта»


Самое загадочное, самое, на мой вкус, последнее в череде красивых нарядов, которые носит в «Поисках» леди Элен. Нам придётся изменить прямому следованию за сюжетом - точно так же нам придётся разбить наш рассказ на несколько частей, чтобы собрать сведения об этом платье.

I

Знаете, что больше всего озадачивало меня в этом платье? Я не могла понять: одно оно или два! Почему - вы сейчас и увидите.
Первый раз, когда мы видим леди в интересующем нас костюме, - аж у берегов Патагонии. «Дункан» проходит Магеллановым проливом, и этот чудесный солёный воздух проникает в наше воображение! - молочно-белое, яркое небо, волнительно-лиричная музыка.



И леди Элен: дочь путешественника!
В этом освещении платье даже не выглядит зелёным; но после мы убедимся, что оно не серого, а действительно болотно-зелёного цвета с неким отливом. Хорош ли выбор для долгого путешествия?
А ведь так и есть: это многострадальное платье пережило почти все австралийские и новозеландские тяготы.
На самом деле конструкция платья - по крайней мере, лифа его - подходит для непростой дороги.
Именно такие закрытые конструкции носили амазонки, именно так могла одеться дама, собираясь отправиться куда-нибудь дилижансом, пароходом или поездом. Обратите внимание: наконец-то очевидный накладной воротник и накладные манжеты.


Civil War Photo Print Lady Wearing Riding Habit


Ernest-Joseph-Angelon Girard. Portrait of a Woman in Black, 1855. Watercolor on paperboard


Augustus Leopold Egg - Traveling companion, 1862

Итак, мужские галстуки-бабочки, строгие отложные воротники, иногда имитация военного мундира.



У леди Элен чёрные обтяжные пуговицы идут по груди в три ряда, классическим клином сходясь у талии. Их сопровождают чёрные же узкие ленты. Воротник оторочен ими в два ряда, манжеты в один. (А бантик, похоже, просто пришит, это не галстук.) На рукавах тоже есть и ленты, и пуговицы.

Кстати, насчёт пуговиц: некоторые знатоки утверждают, что их частичное обилие в костюмах второго рококо объясняется подражанием клёпаному железу. Стимпанкеры, где вы, берите на заметку. Вот как надо выражать причастность к времени.


1857. Le Moniteur de la mode.


February 1863 Peterson's Magazine


June 1864

Итак, мы видим леди Элен, рассматривающую берег в зрительную трубу. Гленарван подходит к ней, и можно увидеть её со спины - немного более общим планом.



Это платье вовсе непросто ухватить в полный рост, а тем более разобраться, что у него и как ниже лифа. Но мы уже здесь видим шнурок и кисточку: да, нас уже здесь ждёт шторность эпохи рококо.
Эта сцена - единственный случай, когда леди носит маленькую плоскую шляпку. А ведь этот головной убор был очень моден. К леди шляпка чёрная, украшена большим пером и сетчатой вуалью.


1864 La Mode


1861 fashion plate Der Bazar


1867 hats


American straw and silk hat 1867-68.



Здесь мы можем совсем немного разглядеть юбку - по крайней мере, две сходящиеся у пояса оборки. Сам пояс любопытен, хотя трудно его рассмотреть: видимо, он леди великоват.
Также - хорошо заметно в этой сцене, что леди носит шиньон: по крайней мере второй за весь фильм. Примечательны в этой сцене и полупрозрачные чёрные перчатки: вернее, полупрозначные только сверху и совершенно плотные снизу.


Pair of gloves, Great Britain, 1860-1890.



Ещё раз посмотрим на крупный план: больше мы не увидим этот лиф в таком опрятном состоянии. Обратим внимание, что на палубе леди, как всегда, носит небольшие серёжки.

Второй раз, когда мы видим леди в этом платье, - во время отплытия поисковой партии. Леди, вытирая глаза платочком, быстро передвигается по палубе.





Мы снова видим нижнюю юбку - возможно, ту же самую, что в первой серии.


American petticoat of cotton, circa 1865.

Уже теперь мы можем заметить пышную оборку из плиссированных складок, которая украшает подол.


1863. La Mode Illustree. Multiple layers of bound ruffles, with ruched heading.

Сейчас у леди Элен уже другие перчатки - кожаные коричневые, с которыми мы ещё встретимся.
Ещё одна любопытная деталь: мы видим, что костюмеры зачем-то выдали Элен кошелёчек, прикрепляемый к поясу, - походную деталь, которая не нужна ей сейчас!


1860s hanging reticule to be attached to waist or belt- collection of Marge Harding.

Леди очень быстро покидает кадр: мы лишь мельком можем увидеть платье со спины.



Мы уже догадываемся, что юбка состоит из двух, а то и из трёх деталей, и верхняя сейчас приподнята, создавая драпировку. Кроме того, мы узнаём, что на спине тоже есть чёрные ленты.
Вот и всё: дальше это платье пропадает на долгие-долгие серии, пока мы не встречаемся с ним снова, при самых неблагоприятных обстоятельствах.

II

«Дункан» будет захвачен каторжниками: у героев больше не остаётся сомнений. Они напрягают последние силы, чтобы добраться до обитаемых земель. Всю дорогу леди Элен носила бежевое платье с zouave jacket; а здесь, видимо, вынуждена была переодеться. Впрочем, новый костюм как-то сразу потерял лицо и сделался непрочным.



Видимо, Тамару Акулову снова заменила дублёрша: в сцене обсуждения, кто такой Айртон, нет ни одного общего пала леди с другими героями, и она всегда повёрнута к зрителю спиной. Видимо, с той же целью - скрыть подмену - леди подобрали ещё одну шляпку.



В деталях можно разглядеть на единственном крупном плане.





На полях приколота большая булавка, удерживающая какое-то красное украшение.


1859 The Ladies' Home Magazine

Пока герои шаг за шагом преодолевают тяготы, неприятности, попадают в самую настоящую беду, мы имеем возможность рассмотреть платье с разных сторон.
Например, лиф сзади: с него уже пропали все ленты.





Рукава и манжеты.





Выясняется, что лента по рукаву идёт ломаной линией.
Ворот хорошенько порвали, чёрной окантовки и пуговиц как не бывало:



Наконец, юбку сзади и любопытную баску на ней!









(Заметно, что верхняя деталь на юбке далеко не всегда подобрана.)
Подобная "летучемышиная форма" баски в сочетании с пресловутой шторностью рококо отсылает нас к концу 60-ых. Это платье действительно опережает все прочие по собственному облику: специфические оборки, плиссированные складки, баска - всё отсылает нас к 70-м, к турнюрным формам.


William Morris Hunt, 1862, Mrs. Robert Shaw Sturgis


The Barrington House Educational Center, L.L.C. 1860s


1860's (1868?) fashion plate

Труднее всего представить платье спереди: его почему-то так никогда не показывают общим планом.



Замечаем ремень с металлической пряжкой. Сзади пояс он странным образом скреплён.



И здесь присутствуют намёки на оборки, только предусмотрительно приведённые в беспорядок. Мы видим, что чёрные пуговицы идут от лифа к юбке, составляя иллюзию бортов.

Прекрасная возможность рассмотреть чулки леди - полосатые! Я уже упоминала, что эта интимная деталь одежды часто оказывалась довольно причудливо украшенной.




Pair of stockings, English, ca. 1860 machine made.


Silk jersey stockings with embroidery, by Milon Aîné, Paris, circa 1860.

Помните, я говорила, что у меня создалось впечатление, будто это не одно платье, а два? Всё из-за вот этой оборки! Уж слишком странной она выглядит, слишком она не похожа на тот общий вид платья, что можно разглядеть на «Дункане».





И всё время у леди торчит пышная нижняя юбка. Другое дело Мэри - у неё просто разорвалась во всех местах верхняя, там нет никаких вопросов. Ну, а это что за декор? - и если художники смоделировали костюм специально для тяжкого путешествия, зачем теперь прятать его от зрителей? Слишком откровенно?
Вот, ловить приходится леди, снятую с правого бока:



А потом мне пришло в голову, что это не оборка, а просто подол, задранный кверху и скреплённый на поясе. Поскольку ну понятно - с такими тяжёлыми оборками по колючей траве не побегаешь. Так что, друзья, наш вывод: негодное для путешествий это платье! Баска и оборки явно непрактичные, а уж это плиссированное великолепие по подолу - тем более. Странная эклектика, в общем, лаконичного лифа и замысловатой юбки. Видимо, потому их так и «разделили во времени».

Вот как обтрепалось платье к концу приключений:







Замечаем сапоги: обыкновенные сапоги, вполне возможно, нисколько не претендующие на историчность. Как говорят фанаты «Мушкетёров», «из местного универмага».


Boots, late 1860s, American, leather


High Side Boots: 19th century, leather with angled and notched tops. women's riding boots 1860s



Любопытный момент: леди носит серёжки-гвоздики. Навскидку нашлись такие, которые функционировали бы подобным образом, - но я не обнаружила таких, которые ограничивались бы маленьким круглешком на мочке. Возможно, это серьги самой Тамары Акуловой.

Леди носит только одно кольцо в этих сценах - обручальное.





Ну наконец-то! Худо-бедно мы смогли представить платье целиком, собрав его, как мозаику, не из одной серии. Взглянем на образцы конца 60-ых:


February walking dress for women and teens (probably about 14-16), 1867 France, Cendrillon


Это середина 60-ых, но имеет заметное сходство. June fashions, 1865 France, Cendrillon


January fashions, 1867 France, Journal des Demoiselles


July fashions, 1867 France, Journal des Demoiselles

Наконец-то! Это было самое трудоёмкое платье леди Элен. С остальными будет проще. До новых встреч! :attr:

@темы: цилиндр Барбикена и широченные брюки, портреты и живопись, женщины «Поисков»